Сергей Сташиц (staszic) wrote,
Сергей Сташиц
staszic

Categories:

Цитата на злобу дня

Первое, что всплыло из памяти по поводу текущих новостей:

«Председатель: Основной пункт резолюции заключается в том, чтобы вопрос был оставлен на повестке дня. Это — вопрос процедуры. Если, по мнению представителя СССР, в остальной части резолюции имеется что-либо, относящееся к существу вопроса, то он может указать на это, и мы это обсудим.
[какое, милые, у нас...?] Г-н ван Клеффенс(Нидерланды): По моему личному мнению, не может быть никакого сомнения в том, что это вопрос процедурный.
Г-н Эватт(Австралия): Не может быть лучшего примера процедурного вопроса. Поэтому я считаю, что если кто-нибудь заявляет, что это не процедурный вопрос, то прежде всего мы должны поставить это на голосование, а также подвергнуть голосованию правильность председательского постановления.
Председатель:Мы можем немедленно приступить к голосованию. Тех, кто поддерживает постановление о том, что этот вопрос является процедурным, прошу поднять руку.
Производится голосование поднятием рук, которое дает следующие результаты:
За: Австралия, Бразилия, Египет, Китай, Мексика, Нидерланды, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты Америки.
Против: Союз Советских Социалистических Республик, Франция.
Воздержались: Польша.
А.А. Громыко(Союз Советских Социалистических Республик): Какое заключение из этого голосования сделает Председатель?
Председатель:Два постоянных члена Совета, Советский Союз и Франция, решили, в противовес остальным, что это вопрос существа.
/.../
Г-н Эватт(Австралия): Как я понимаю, положение сводится к следующему: несмотря на решение, вынесенное девятью голосами против двух. Председатель решает теперь — в результате этих двух голосов, — что вопрос не является процедурным.
Выходит так, что Председатель считает решение господина Громыко обязательным для Совета, так как последний не согласился с подтвержденным большинством Совета председательским постановлением о том, что это — вопрос процедурный. Я считаю, что подобное положение не может быть оставлено без внимания. Я не думаю, чтобы сегодняшнее заседание было подходящим случаем для дальнейших прений по вопросу точной интерпретации, ибо действительно державы-инициаторы вынесли в Сан-Франциско свое в этом смысле постановление. Но, как на это указал господин ван Клеффенс, это постановление не было принято каким-либо авторитетным органом в Сан-Франциско; оно не было принято ни каким-либо комитетом, ни какой-либо комиссией, ни самой Конференцией на ее открытом заседании, и против правильности этого постановления были заявлены протесты.
Сэр Александр Кадоган(Соединенное Королевство): У нас первоначально имелась польская резолюция, содержащая абзац относительно условий, на которых этот вопрос должен быть оставлен на повестке дня Совета. Это не для всех было приемлемо, и поэтому это было передано редакционному комитету для выработки доклада, который был представлен нам сегодня. Он был принят подавляющим большинством. Господин Громыко своим отрицательным голосованием не дал этому решению вступить в силу. Затем он делает другое предложение. Он не только не дает этому решению вступить в силу, но он хочет — простите за вульгарное выражение — «всучить» нам также абзац первоначальной польской резолюции, который для большинства неприемлем...»
/.../

Председатель:Я думаю, что мы имеем право голосовать поправку, предложенную представителем СССР.
Г-н Эватт(Австралия): Если Председатель ставит на голосование поправку первой, то я вношу предложение добавить в тексте господина Громыко после слова «постановляет» следующие слова: «без ущерба для прав, принадлежащих по Уставу Генеральной Ассамблее». Я прошу председателя поставить это на голосование в первую очередь.
Председатель:Я не могу это предложить из-за практических соображений. Господин Громыко уже заявил, что включение этой фразы создает для него вопрос существа, так что у нас получится только одно лишнее голосование и одно лишнее «вето».
Г-н Эватт(Австралия): Я не вижу никаких указаний на то, как может поступить господин Громыко в дальнейшем. Я не уверен в том, наложит ли он «вето» на этот текст или нет; он не высказался определенно по этому вопросу.
Председатель:Господин Громыко ясно заявил, что он воспользуется правом «вето».
Г-н Эватт(Австралия): Я в этом не уверен. Я хочу, чтобы он принял на себя ответственность за этот шаг, а не грозил им! Я не согласен уступать давлению такого рода в том, что, по-моему, является вопросом принципа. Я не намерен уступать методу повторения одного и того же предложения, чтобы добиться известного результата путем наложения «вето» на все другие предложения, — а это-то здесь как раз и происходит!»
/.../
«А.А. Громыко(Союз Советских Социалистических Республик): Я уже сказал, что не считаю необходимым принимать какую бы то ни было другую резолюцию Советом Безопасности. Я также не считаю необходимым принимать поправку в духе предложения господина Эватта к тексту, который был одобрен Советом Безопасности. Я думаю, что попытки дать лучшее определение прав и функций Генеральной Ассамблеи, чем это дано в Уставе Организации, обречены на неудачу. Лучшего и более точного определения прав и функций Ассамблеи, чем это дано в Уставе, мы не сможем дать. Не в этом наша задача. Наша цель состоит в том, чтобы точно выполнять задачи и функции, предписанные Совету Безопасности. Это наша задача.
Я заявляю, что я уже однажды голосовал против положения, сформулированного несколько иначе в тексте резолюции, который был представлен господами Эваттом и Кадоганом. Я поэтому и сейчас буду голосовать против этого положения. Я считаю его неприемлемым и заявляю, что это предложение я считаю не процедурным, а вопросом существа.
Г-н Джонсон(Соединенные Штаты Америки): Моя цель — воспрепятствовать тому, чтобы Генеральная Ассамблея была лишена возможности из-за решения Совета рассмотреть вопрос, который при иных условиях она имела бы право рассматривать. Мне безразлично, если мы теперь же снимем испанский вопрос с нашей повестки дня, но лишь при условии, чтобы Генеральной Ассамблее была предоставлена возможность обсудить этот вопрос и сделать конкретные рекомендации, если она того пожелает.
Председатель:Вопрос ставится на голосование.
Производится голосование:
За: Австралия, Бразилия, Египет, Китай, Мексика, Нидерланды, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты Америки, Франция.
Против: Польша, Союз Советских Социалистических Республик.
Резолюция не принимается, так как против нее голосовал один из постоянных членов Совета».
Штирлиц сложил газету, сладко потянулся, словно после хорошего боя на корте, когда противник — достойный, чувствует удар загодя, умеет ответить и, тем не менее, проиграл в счете».

***
Ещё в детстве, когда читал "Экспансию" в старой Роман-Газете, никак не мог понять, в чём тут "хороший бой", когда у советской стороны есть право вето, которым она пользуется, как смесью кувалды с отмычкой. В чём проигрыш Совета -- не сумели переубедить Громыко? Это же просто смешно, Громыки не созданы для переубеждений. (Существо вопроса я здесь не обсуждаю, но чисто процедурно -- хороший бой достойных противников?!)
Что ж. Ничего не меняется.
Tags: политика
Subscribe

  • утром в газете вечером в ядерном бункере

    Валдайский маршМы не верим ни своим, ни чужим, Мы зарылись с головою в окоп. Мир за стенками коварен и лжив, Доверять ему — нашли дураков. До победы…

  • не по адресу

    Текст, должно быть, шёл к Левину, но свернул не там и попал ко мне, так что за уровень игры прощенья просим. Писано сие тридцать восьмого восьмого,…

  • Хабеас Корпус Акбар

    Надежда Савченко на свободе. Живая. Слава Богу. Хорошие новости, как их мало в последнее время. А Сенцов всё ещё в Якутии...

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments